Свято чтут память…

На Кавказе, да и в Российской империи хорошо было известно имя легендарного абрека и национального героя чеченцев Зелимхана Гушмазукаева из Харачоя, Грозненского округа, Терской области (ныне Веденский район Чеченской Республики) Российской империи, родившегося в 1872 году. Чаще его называют Зелимханом Харачоевским и даже «чеченским Робин Гудом». По словам самого Зелимхана, он происходил из зажиточной семьи, имел крупный и мелкий рогатый скот, лошадей, мельницу и большую пасеку, в которой насчитывалось несколько сот ульев.

 

26 сентября истекшего года исполнилось ровно 110 лет со дня гибели легендарного героя чеченского народа — Зелимхана Харачовского.
Стать абреком Зелимхана вынудили трагические обстоятельства, с которыми ему пришлось столкнуться: незаслуженное обвинение в убийстве и последующее заключение в тюрьму. В 1901 году он уже был семейным человеком и не помышлял о судьбе абрека. Но попытка женить младшего брата Солтамурада привела к неожиданному конфликту: родственники девушки отдали её за другого. Стычка между молодыми людьми из соперничающих фамилий привели к гибели родственников Зелимхана. В ответ был убит человек из враждебной фамилии. Несмотря на то, что между сторонами состоялось примирение, власти стали производить дознание. Начальник участка получивший взятку за ложное обвинение, указал на Зелимхана, его отца и двух братьев. Таким образом, было найдено юридическое основание для того, чтобы взять под арест самого Зелимхана и его родственников. 24 мая 1901 года за осуществление акта кровной мести он был осуждён на 3,5 года в исправительные отделения и сослан в Илецкую защиту. Летом 1901г.был возвращён в Грозный для пересмотра судебного решения, после чего заключён в Грозненскую тюрьму. Этим же летом он совершил побег и стал активным участником абреческого движения.
Безусловно, Зелимхан не родился абреком. Жил, как и все крестьяне мирной, размеренной жизнью. И мне хочется здесь привести слова из письма абрека в Государственную Думу Российской империи, где он подробно описывает причину, вынудившую его стать абреком. «Его превосходительство, Председателю Государственной Думы от чеченского абрека Зелимхана Гушмазукаева — Прощение. Так как в настоящее время в Государственной думе идёт вопрос о грабежах и разбоях на Кавказе, то депутатам будет небезынтересно ознакомиться с причинами, заставившими меня, одного из самых известных абреков Терской и Дагестанской областей, сделаться абреком. Всё рассказывать не стоит, это займёт слишком много вашего драгоценного времени, я ограничусь, как сказал, указанием обстоятельств, при которых я ушёл в абреки. Кроме того, расскажу о двух своих наиболее громких преступлениях: первое — убийство подполковника Добровольского, старшего помощника начальника Грознеского округа в 1906 году, и второе — убийство полковника Галаева начальника Веденского округа летом минувшего 1908 года. Чтобы господа депутаты имели хоть какое-нибудь представление о грани моей жизни, я должен в коротких словах упомянуть о месте моего рождения и семье. Родом я из чеченского селения Харачой Веденского округа Терской области. В то время, о котором идёт рассказ — 1901 год, наша семья состояла из старика-отца, меня и двух братьев, один из которых уже был взрослым юношей, а другой был совсем ещё ребёнок, кроме того, у нас ещё был столетний дед. Жили мы богато, добра своего было достаточно, чужого мы не искали. Но случилось несчастье, у нас произошла ссора с односельчанами из-за невесты моего брата. В драке был убит мой родственник, теперь надо было отомстить кровникам за смерть моего родственника — выполнить святую для каждого чеченца обязанность. Зная хорошо, что по русским законам кровомщение не допускается и меня за убийство человека, хотя и кровника, будут судить со всей строгостью закона, я совершил акт кровомщения в тайне, ночью, накануне месяца Рамазан и без соучастников. В ауле наконец-то вздохнули свободно. Распри между сторонами должны были прекратиться и состояться полное примирение. Но стали проводить дознание, начальник участка — капитан, ныне благополучно управляющий одним из округов Терской области, показал, что застал нашего врага ещё живым и последний будто бы указал, как на виновника своей смерти, на меня, моего отца и двух братьев. Таким образом было найдено юридическое основание того, чтобы обвинить нас — суд присудил нас четверых в арестантское отделение. На запрос палаты, каким образом покойный ночью мог узнать кто в него стрелял, тот же начальник участка капитан Х… ответил, что была светлая лунная ночь и лица были хорошо замечены умершим. Так, со стороны Х…эта была явная ложь и пристрастное отношение к делу. Во-первых, как и всему народу, ему было известно, что мой отец и два брата ни в чем не виноваты, а, во вторых, накануне Рамазана луна не светит. Люди говорят, что ему дали взятку наши враги и я вполне этому верю. Один из моих двоюродных братьев умер в тюрьме, а другой впоследствии в ссылке. Я же бежал из грозненской тюрьмы с единственной целью — отомстить капитану Х…, виновнику всех несчастий нашей семьи, но он нашёлся. Узнав о том, что я на свободе, он прислал ко мне человека, который сказал, что капитан Х…сознает свою ошибку, очень раскаивается и просит у меня прощения, кроме того, обещает меня никогда не преследовать. Я поверил его раскаянию, поверил и ему. Из последующей деятельности этого человека выяснилось, что он очень далёк от раскаивания — просто перехитрил меня, перейдя на службу в другое место. Таким образом, из мирного жителя селения Харачой, я превратился в абрека Зелимхана из Харачоя, но ещё не такого знаменитого, как сейчас.
Теперь же, ваше превосходительство, я расскажу, за что я убил подполковника Добровольского. В то время Добровольский был старшим помощником начальника Веденского округа и постоянно жил в Ведено. И, естественно, на нём лежала обязанность преследовать меня. Но как он это делал — прежде всего, строя в Харачое экзекуции, затем всячески давил на моих родственников и лиц, имеющих по его мнению или по мнению доносивших какое-нибудь отношение ко мне. Мой старый отец, уже вернувшись домой, отбывший свой срок наказания, а в особенности брат — самый тихий и добродушный из харачоевцев, подвергались со стороны Добровольского всевозможным гонениям, аресту под тем или иным предлогом, штрафам, придиркам и прочее, пересказать которое я сейчас не сумею, но которое, тем не менее, делает жизнь тягостной, а иногда и невыносимой. Я находился на свободе, никто меня не беспокоил: ни казачьи резервы, ни милиционеры. Наконец, случилось крупное столкновение и вот по какому случаю.
Добровольский ехал из Ведено в Грозный , мой брат Солтамурад ему навстречу. Подполковник остановил тройку и приказал переводчику обыскать брата и отобрать у него оружие. На большой дороге до тех пор не было привычки останавливать и обыскивать проезжающих, очевидно, для Солтамурада сделали исключение. Брат сказал, что его оружие азиатского образца и он не может его выдать, так как его повсюду преследуют кровники. Добровольский с винтовкой в руке привстал на тройке, Солтамурад ударил по лошади и ускакал. Начальник же пустил ему в догонку несколько пуль. Не знаю с какой целью: испугать или попасть. Приехав в Грозный Добровольский пожаловался начальнику округа, что брат Зелимхана оказал ему вооруженное сопротивление. Разумеется, при этом он умолчал, что сам стрелял в моего брата. Солтамурад, боясь жить дома, по моему совету вступил с Добровольским в переговоры, через нескольких лиц обещая выдать оружие и, кроме того, уплатить штраф в том размере, который укажет Добровольский, однако, с тем условием, чтобы Солтамурад остался жить дома. Но Добровольский и слышать ни о чем не хотел, грозил згноить брата в тюрьме, повесить.
А по моему адресу разразилась скверная слава. Вот тогда-то мой брат ушёл из дома и стал бродить по горам, боясь присоединиться ко мне, навсегда опорочить себя и тем самым лишиться возможности вернуться к мирной жизни. А скитаясь один, он надеялся на то, что либо начальник смилостивиться, либо на его место назначат другого, более доброго. Но надеждам брата не суждено было осуществиться — его поймали в дагестанской области, при этом он не оказал ни малейшего сопротивления, и посадили в Петровскую тюрьму. Там он пробыл около года и сбежал прямо ко мне. С этого момента он сделался настоящим абреком. Мой отец ещё раньше брата присоединился ко мне, предпочитая жизнь абрека тюремному заключению, которое должно было длиться до тех пор, пока меня не убьют или не поймают. Вот за то, что Добровольский заставил сделаться абреком моего отца и брата, обругал меня скверными словами, он и поплатился жизнью».
Из письма видно, что если бы тогдашние продажные чиновники от правоохранительных органов Российской империи не переусердствовали в решении проблемы семьи Гушмазукаевых, Зелимхан и все его родственники жили бы спокойно, как и все крестьяне. Может, остались бы живы и те, кого ему пришлось поневоле убивать. По крайней мере, они умерли бы не от его руки. Надо отметить, объектом своей мести Зелимхан всегда выбирал офицеров и представителей власти, которые проявляли необузданную прыть в угнетении народа.
Так, в октябре 1905 года в отместку за 17 расстрелянных войсками на Грозненском базаре мирных жителей, он расстрелял такое же количество пассажиров-офицеров из остановленного им поезда. Зелимхан искренне верил, что только месть могла угомонить распоясавшихся вседозволенностью и безнаказанностью. Всякий раз появляясь там, где его не ждали, Зелимхан никогда не действовал исподтишка. Всегда предупреждал противника о своём скором визите, делом убеждал врагов, что он хозяин своего слова. Это бросало в ярость жандармерию и военных.
К примеру, одним из самых громких дел Зелимхана было нападение в 1910 году на Кизляр. Переодевшись казаками, его отряд ограбил Кизлярский банк. Следует отметить, что, как отмечают исторические документы, Зелимхан заблаговременно предупредил власти о предстоящем нападении и сообщил о месте и времени планируемой операции. Это было прямым оскорблением власти и демонстрацией его полного бессилия. Абречество имело массовую поддержку среди горцев и, отражало недовольство народов Северного Кавказа национальным гнётом. За голову Зелимхана царская администрация назначила большую награду, которая всё время росла на протяжении 13 лет, пока он был для властей неуловим. На поимку Гушмазукаева на протяжении ряда лет отправлялись многочисленные экспедиции. За его голову была обещана награда 18000 рублей(корова тогда стоила 10 рублей). Целый ряд чеченских аулов был обложен большими штрафами, за укрывательство абрека, несколько селений пострадало от карательных экспедиций, но никто из крестьян Зелимхана не выдавал. Доведённые до отчаяния произволом властей, эти люди убивали чиновников, грабили казённые учреждения, банки и поместья зажиточных людей. Доподлинно известно, что добычей они щедро делились с бедняками, за что и заслужили славу «кавказских Робин Гудов».
Известно, что высоко ценя мужество и храбрость русских офицеров, Зелимхан не позволял чинить расправу, над теми из них, кто попадал в плен. Более того, по законам кавказского гостеприимства, предлагал угощение, а нередко и отпускал, возвратив при этом личное оружие. Также широко известно, его покровительство местной бедноте, среди которой он не делал различия по национальному или религиозному признаку. Любой нуждающийся мог обратиться к нему и получить необходимую помощь.
И только в 1913 г. нашёлся предатель, который сообщил властям о его местонахождении. 25 сентября 1913 года отряд под командованием поручика Георгия Кибирова, считавшего Зелимхана своим кровником, напал на след абрека. Зелимхан был окружён около села Шали и в результате продолжительного боя тяжелобольной Зелимхан Гушмазукаев был убит.
Большевики, придя к власти, использовали популярность покойного абрека в народе, чтобы легитимизировать в глазах горцев Северного Кавказа советскую власть, которая также как и З.Гушмазукаев боролись с царизмом и эксплуататорами. Во время СССР о Зелимхане были написаны книги и сняты фильмы, в Чеченской Республике был организован колхоз им.Зелимхана.
Но и сегодня, чеченцы свято чтут память о народном герое Зелимхане Харачоевском. В современном Чечне стоят два памятника народному мстителю, у Харачоевского водопада и в селе Шали, так отмечены места его рождения и смерти. (Дала гIазот къобал дойл хьа, дог майра Зеламха!).
Подготовил Ильмади СОИПОВ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Согласны с условиями сайта?
Генерация пароля