Ушедшие живы, пока мы помним о них... » Нийсо-Дагестан
sitename
Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru
Видео
Свежий номер газеты


Ушедшие живы, пока мы помним о них...
30.09.2020 359 0 niyso

Ушедшие живы, пока мы помним о них...

Общество
В закладки
В Коране есть суры, названные в честь насекомых: пчелы, муравья и паука. В этих насекомых должно быть что-то особенное и природа является прекрасным предлогом, чтобы размышлять о Творце. Сура «Нахль» - «Пчела» - 16-я сура Корана, прямое упоминание о пчеле,  содержится в 68 и 69 аятах: «Твой Господь внушил пчеле: «Воздвигай жилища в горах, на деревьях и в строениях. А потом питайся всевозможными плодами и следуй по путям твоего Господа, которые доступны тебе». Из брюшков пчел исходит питье разных цветов, которое приносит людям исцеление. Воистину, в этом – знамение для людей размышляющих». (16:68-69).

Люди – человеки! Как тут не задуматься над вопросом: «Как живем мы, тут, на бренной земле? Или, если быть еще точнее, так ли мы живем, по сути? Тем ли идем путем? Так ли думаем о вечных ценностях: добре и зле, добропорядочности и коварстве? Искренни ли мы в своей вере во Всевышнего Аллаха и в готовности совершать только богоугодные дела? Способны ли понять, принять, поддержать, помочь оступившемуся? Или, справедливо наказав его, дать ему хотя бы шанс на исправление? И сможем ли мы, наконец, убить в себе мелкого и подлого раба, который сидит почти в каждом из нас? И почему есть среди нас, к огромному сожалению, и те, которые даже гордятся тем, что, живя в обнимку с рабом, решая свои узкомеркантильные интересы, остаются на плаву и всегда поближе к патрону своему?».
В связи с этим, как тут не вспомнить афоризм: «Раб, не стремящийся к свободе, заслуживает двойного рабства!». 
Понимаю, что это извечная проблема нашего бытия. И о ней мы обязаны говорить и писать систематически, ибо в итоге мы обречены получить не совсем здоровое общество. 
И такие близкие, понятные и дорогие нам ценности, как «человеколюбие», «искренность», «добропорядочность», «благородство», «честь», «достоинство» и т. д. могут стать попросту нарицательными,  Уступив место под солнцем подхалимству, мздоимству, очковтирательству, лицемерию, раболепству, чинопочитанию и т.д. 
Понимаю, что это тема для отдельного и большого разговора, дискуссий, встреч, «круглых столов»…
Сегодня, в канун очередного дня рождения нашего первого редактора (шу марша), к сожалению, рано ушедшего из жизни Зайнди Джабраиловича Аблиева, мне хочется поведать о том, как проходил сам процесс становления и формирования газеты. С каким трудом подбирался штат сотрудников. И какие аргументы находили себе люди, на которых мы так надеялись: жилье, зарплата, транспорт, удобства, положение в обществе. 
 Их можно было понять. Не каждый, кто говорит с высоких трибун красивые и правильные речи, есть истинный патриот народа. У них свои слагаемые на сей счет. И мы, извиняясь, уходили. И все же настойчивость, жизненный опыт и упорство Зайнди Джабраиловича увенчались успехом. 
Хоть и с трудом, нам все же удалось сформировать творческий коллектив. Собрать команду единомышленников. Да, это были люди в возрасте. Это, кстати, очень нам помогло. Мы, молодежь, учились у них жизненному опыту. Дополняя друг друга, мы становились истинными служителями слова, профессионалами своего дела.
Это был август 1990 года. В то время самый ближайший ВУЗ, где готовились профессиональные журналисты, находился в Ростове – на-Дону. Дальше - Воронеж, затем МГУ им. Ломоносова. Но представителям нашего, чеченского народа, пробиться на журфак было неимоверно трудно. 
Нет, не потому что у нас не было одаренной, способной молодежи. Нам открыто не давали направления, рекомендации для поступления. Да и в штате объединенной газеты «Дружба» первый сотрудник появился только в 1986 году. Это фотокор Камиль Хункеров. Так, сказать, штучный экземпляр...
Был, правда, дубляж этой газеты «Доттаг1алла», в котором печатались исключительно материалы «дружбинцев». 
Это уже с появлением при Городском Доме пионеров им. Гагарина в Хасавюрте юнкоровского клуба «Алые паруса», среди множества мальчишек и девчонок «обозначились» и чеченские ребята. 
 Инициатором создания и бессменным руководителем данного клуба был до последних дней своей жизни Герей – Хан Алевович Зулумов. Журналист от Бога. Заслуженный работник культуры ДАССР. Хороший человек. Именно благодаря его усилиям удалось получить карт-бланш в заветный журналистский клуб и многим, влюбленным в слово, сельским школьникам. В том числе и мне.
Я, если так можно сказать, примкнул к отряду «будущих» мастеров слова, еще будучи учеником 8–го класса Адильотарской средней школы. Первую свою информацию по сей день помню наизусть. Затем меня приметили в «Дружбе». Стал активным юнкором, не являясь членом клуба «АП». 
Чтобы меня приняли в отряд будущих журналистов, нужна была рекомендация из школы местного сельского Совета, руководства колхоза, ибо я освещал жизнь на территории трех населенных пунктов: Адильотар, Кадыротар и Тутлар. 
Но необходимый документ, дающий право быть полноправным членом клуба «АП», мне не дали. Ибо я уже, помимо приятных для восприятия заметок, информации, зарисовок, писал и о недостатках, критиковал работу сельского ДК, отсутствие условий для досуга молодежи, не функционирующей годами бане и т. д. Попал, как говорится, в немилость власти…
Так, я, уже будучи школьником, хотя и являлся активным юнкором, получил свое первое «журналистское крещение». Характеристику - рекомендацию, подготовленную в клубе, мне категорически не подписали ни в родной школе, ни в сельском Совете, ни в правлении местного колхоза. 
И все же, оставаясь заочным слушателем клуба, я лелеял свою мечту стать профессиональным журналистом. Все чаще мои публикации стали появляться в молодежной республиканской газете «КД» («Комсомолец Дагестана»), «Дагправда», в национальных изданиях «Ленин Елу», «Баг1араб Байракх», в соседней ЧИ АССР, в Гудермесской газете «Красное Знамя».
Но, как в самом начале заметил, жизнь сама, по сути, сложна и противоречива. И не на каждом ее отрезке нам попадаются люди, готовые понять и принять нас. Или хотя бы не мешать в реализации наших конкретных идей, задач и целей. А о том, чтоб они помогали, и речи не может быть... 
Убедился я в этом на собственном жизненном опыте. И все же я безмерно благодарен и тем, кто помогал мне, и тем, кто всеми фибрами души чинил  препятствия! И те, и другие преследовали свои цели, исходя из личных интересов. 
Если первые  искренне хотели видеть во мне журналиста, то вторые - всем своим гнилым нутром показывали, что в них нет ничего святого. Мораль и совесть, честь и достоинство для таких  - слишком высокие и недосягаемые понятия. Они являются заложниками своих раболепских убеждений. Многие из них уже ушли в мир иной, но некоторые здравствуют и по сей день. Больше, чем уверен, внутренний их мир ничуть не изменился. Это тот случай, когда нужно вспомнить афоризм: «Горбатого могила исправит»....
И все же, с высоты прожитых лет, накопленного жизненного и профессионального опыта, я очень рад, что имел возможность встречаться, общаться и быть не раз преданным и такими людьми (если их можно назвать таковыми), ибо все это придавало мне сил, мотивировало, если выразиться нынешним сленгом. 
Так уж случилось в моей жизни, что еще со школьной скамьи, мечтая стать журналистом, учиться мне пришлось на агронома. Да! Именно так! 
В начале, после школы, по настоянию отца я пробовал поступить в Воронежский ЛТИ. Не получилось. Думал, отслужу, а там поступлю в Львовское ВВПУ - на факультет военной журналистики. Опять ничего не вышло. Проблема заключалась в том, что в школе (Адильотарская СШ) у нас не было иностранного языка. Поэтому, честно отслужив родной стране, в ГСВГ, на территории ГДР, вернувшись на родину,  мне пришлось окончить Серноводский СХТ, куда я поступил еще до армии. 
Техникум, надо отметить, один из лучших не только на Северном Кавказе, но и  во всей Южной России. Закончил его с отличием. Трудовые будни тоже начались не с агрономии. Таких специалистов в нашем селе было множество. Как говорится, хоть пруд пруди. На каждое поле - пару агрономов!
Мне, как бойцу студенческих отрядов, ближе по душе была стройка. Со строительной бригады в Адильотарском колхозе имени С. -С. Казбекова и начались мои жизненные университеты. Было это в середине 80–х годов уже прошлого столетия. 
Жизнь была интересной: работа, спорт, общественная нагрузка. Я, уже селькор с многолетним стажем работы, никогда не прерывал связи с печатью, радио, ТВ. Публикации мои стабильно появлялись в районной и  республиканской прессе, передавались по радио, на телевидении. 
 Вскоре я был избран на освобожденную комсомольскую работу. Закончил Ставропольскую ЗКШ. Все было относительно хорошо. Можно было поступить на ОЗО в ДагСХИ на агрофак. Но меня по- прежнему преследовала моя давнишняя мечта – стать журналистом.
К огромному сожалению, уже не было в живых отца. С трудом мне удалось убедить свою маму, что очень хочу поступить на журфак Воронежского университета им. Ленинского комсомола. Она вначале думала, что я буду учиться заочно. Перед самым выездом, своим сообщением о том, что буду учиться на очном отделении, я, конечно, расстроил маму…
Но потом она смирилась с моим решением. Она понимала меня во всем. Я всю жизнь ей за это  благодарен!
В тот год в Москве проходил Всемирный Фестиваль студентов и молодежи. При желании его делегатом мог стать и я. Мое ПКО была в числе лучших. За успехи в работе я был награжден юбилейным нагрудным Знаком «60 лет ВЛКСМ». 
Но я предпочел учебу. С пакетом документов от РК ВЛКСМ, РК КПСС, и объединенной газеты «Дружба», с альбомом своих публикаций и с большой уверенностью, что меня давно заждались в прекрасном городе Воронеж, жарким июльским днем я вышел, точнее, наверное, выехал, в путь –дорогу. Навстречу своей студенческой жизни…
Жара. Хасавюрт. Поезд Дербент–Ленинград, на котором мы с друзьями три года ездили в Серноводск. На сей раз я уже отправлялся в Воронеж. 
Я вернулся сюда ровно через восемь лет. Тот же ЖД вокзал, те же добродушные и простые воронежцы. Никуда не спешащие, спокойные, вежливые, готовые помочь, подсказать, поддержать. Квартиру сняли с ребятами недалеко от центра, чтобы было удобно добраться до университета. 
 Добродушная хозяйка баба Маша создала нам все условия для того, чтобы мы успешно могли готовиться к вступительным экзаменам. Она очень переживала за каждого из нас в отдельности и всех вместе, как за своих детей. 
В военную пору она была медсестрой. Теперь же дети ее все разлетелись по огромной нашей стране. И мы, студенты, были для нее как бы отдушиной. Она исключительно уважительно относилась к нам. 
...На второе утро прямиком направился сдавать документы. Но, как говорится, опять двадцать пять! То, что я не изучал иностранный язык, вновь стало камнем преткновения. Мои публикации, направления, диплом с «отличием» не имели никакого значения и веса! 
 - Это у вас там,  в Дагестане, все возможно, а у нас «не котируется», - был мне ответ… 
Прошелся по всем чиновничьим кабинетам университета. Ректор был в отпуску. А проректор В.И.Гусев не взял на себя такую ответственность. Но, он, правда, на заседании приемной комиссии (председатель В.Э. Мационок) настоял на том, чтобы я был без всякого собеседования зачислен на подготовительное отделение «журфака». А там, в течение учебного года, я должен был изучать этот злополучный иностранный язык!
 …Так я вновь оказался в «родном» СХИ. Поступил без всяких проблем, сдав первый экзамен по биологии на «отлично». Было это третьего августа. Никогда не забуду этот день. Экзаменатора Е. Таволжанскую и, тем более, председателя приемной комиссии, завкафедрой биологии, профессора, В.И. Никулина, который официально подтвердил: «Этот молодой человек сдал экзамен на «отлично!». 
Тут же дал телеграмму домой маме и старшему брату Камалдину, чем их, однозначно, удивил… 
…Жаль, на третьем курсе вынужден буду вернуться в село. Семейные обстоятельства. Подрастали двое детей. На нашем потоке старше меня был лишь один студент – мой друг Александр Рославцев с Орловщины. 
Курс у нас был исключительно дружный. Учились хорошо. Общественная работа. Стройотряды, песни у костра, отдых у воронежского моря, возле санатория им. М. Горького. А мы, будучи студентами первого курса, вкалывали тут по полной программе… 
А я уже к тому времени был членом Комитета ВЛКСМ СХИ и в составе редколлегии ВУЗовской «многотиражки» «За кадры». И, что самое значимое, наша газета была признана лучшей по итогам года среди всех ВУЗовских печатных СМИ Воронежа. 
Так уж случилось, что при вручении дипломов и денежных премий, редактор газеты Л.И.Иванина заболела. И нашу «многотиражку» на подведении итогов представлял я. А заместителем председателя жюри, по иронии судьбы, была Роза Ивановна Макарова из ВГУ им. В.И. Ленина, которая, являясь там членом приемной комиссии, выставила меня, приговаривая: «Приезжают сюда с таким акцентом и утверждают, что смогут сдать один экзамен по русскому языку на «отлично» и стать журналистами»!
…И вот мы с ней на одной сцене. Прошел ровно год, как мы разошлись с ней, словно в море корабли. А теперь она вручает мне диплом победителя и конверт с денежной премией! Плюс бесплатную путевку на месяц в студенческий профилакторий!
  «Как вы оказались в сельхозе? И какое имеете отношение к газете?!» - не столько удивленно, сколько в сердцах, выпалила она.
 Я, тут же, не задумываясь, ответил: «Хоть закончу СХИ, работать я пойду в прессу!». 
 «Давайте, дерзайте! Посмотрим, что у вас получится», - ехидно улыбнулась она.
Самое интересное, меня, оказывается, ждало у нас, в родном Дагестане. Все мои попытки перевестись на ОЗО ДСХИ, разбивались о чиновничьи препоны. Кого только не подключал,  начиная от чиновников Хасавюртовского РК КПСС,  до их коллег из Обкома партии (?!). Но ничего так и не вышло...
У меня до сих пор лежит в моих архивах заявление с визой ректора с размашистым автографом: «Отказать!» На мою просьбу объяснить, в чем причина, - ответ прозвучал молниеносно: «Не могут тут поступать, едут в Россию, потом «наезжают» на меня через «своих» протеже (?!). 
- Если б у меня был этот самый протеже, тут проблем не было бы, - подумалось мне. 
 Не стал вступать в полемику с уважаемым в республике человеком, а просто показал ему свою «зачетку», в которой стояли все заслуживающие уважения оценки. Но и этот факт был бессилен. Визави мой был непреклонен: «Это вы там, в России, можете так учиться, но у не нас»(?!). 
Тут уже не выдержал я: «А что, Дагестан не Россия?»  - вставил свою реплику. 
Так что, кроме средней школы, в нашей Республике Дагестан другого образования я и не получал. И искренне благодарен всем, кто препятствовал мне это делать!
 Хотя не без сложностей, но в Горском СХИ (Северная Осетия) мне удалось восстановиться на ОЗО. Потом я безмерно благодарил судьбу, что в ДагСХИ не приняли мои документы. 
Во Владикавказе мне очень повезло с прекрасными преподавателями, друзьями–студентами, с хорошими людьми. Тут было множество моих сокурсников по Серноводскому СХТ. 
 С благодарностью вспоминаю, по сей день, своего дипломного руководителя Азана Владимировича Газданова. Добрейшей души человек, специалист–профессионал. Прекрасный семьянин. Товарищ. Друг. Наставник. Защитился на «отлично». 
К этому времени я уже успел поработать в совпарторганизациях. И уже был редактором сельхозотдела в тогдашней нашей газете «Халкъан Аз», куда я пришел вместе с первым редактором Зайнди Джабраиловичем Аблиевым. Мы были знакомы по партийной работе. Он руководил ППО передового в Хасавюртовском районе овощеводческого совхоза «10 лет ДАССР». Я возглавлял профсоюзный комитет колхоза имени  С.-С.Казбекова.
Успешно прошли вехи становления. Трудности были, безусловно. Но мы справились с ними. И с весны 2001 года газета сменила и название на «Нийсо», и статус на республиканский. 
Семнадцать лет в одном творческом коллективе рука об руку мы шли с Зайнди Джабраиловичем, честно служа своему народу, многонациональному Дагестану и единой нашей стране – России.
Жаль, что моего наставника, умелого руководителя, опытного политика и журналиста Зайнди Джабраиловича Аблиева не стало слишком рано. В октябре нынешнего года ему исполнилось бы 76 лет…
Прошло более десяти лет, как нет с нами этого удивительного человека, надежного друга, профессионала своего дела, интернационалиста и истинного патриота нашего народа. Но мы в ежедневной своей работе руководствуемся принципами преемственности.
 Каждый год, в день выхода первого номера нашей газеты (2 августа 1990 год), в непринужденной обстановке, за чашечкой чая, с приглашением своих коллег из кизлярской газеты «Степные вести» и «Голос степи» из Ногайского района, традиционно вспоминаем своих ушедших друзей и коллег по перу. Определяем дальнейшие задачи в деле сохранения печатных СМИ, родных языков, культуры, обычаев, истории, традиции наших народов. 
Ведь ушедшие живы, пока мы помним о них...
Советы помним 
все твои…


И пусть же дни, ложась в года,
Неспешно крутят карусели.
Тебя мы помним, друг, всегда,
Хотя чуток и поседели.


…И снова осень на дворе,
Туманы. Желтые листы.
И мысли наши о тебе,
Прости былые нам грехи.


Каждый раз, когда нам трудно,
Иль радость вдруг стучится в дверь,
В кругу ты нашем поминутно,
Наставник, друг ты нам, поверь.


…В родном селе твоем бывая,
Всегда заходим на погост.
И души в клочья разрывая,
Плачем тут, забыв про рост.


Короток был хоть жизни век,
Его достойно ты прошел.
В миру оставил добрый след,
К единой цели нас ты вел.


Тебе, безмерно, благодарен,
Учитель. Друг. Наставник мой.
С тобой, как прежде, солидарен,
Что наша жизнь – есть вечный бой!


И с честью ты его прошел,
Коварства не было в тебе,
Ты потому–то гордо шел,
Наставник мой, по сей земле. 


…И пусть опять листы желтеют,
И улетают журавли.
Виски с годами пусть седеют,
Советы помним все твои. 


…Живем родных, друзей теряя,
Извечно было в мире так.
С годами только понимаем,
Былое снова не обнять…

Автор: Умар Якиев
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Прежде всего,  личная ответственность каждого!
Уважаемые дагестанцы, дорогие земляки, верные наши подписчики!Каждый раз, обращаясь к вам, однозначно, осознаю, что мы единый и многонациональный народ. И мы, творческий
Хадижат Гамзатовна Ирзаханова
С самого начала распространения covid-19, врачи по всей планете стали бороться за жизнь и здоровье пациентов в борьбе с ранее неизвестным человечеству вирусом. По всему
Ежегодно в России 13 января отмечается  День российской печати
Именно в этот день, 2 января 1703 года (13 января по новому стилю), вышел первый номер русскоязычной газеты, основанной по указу Петра 1. Хотя с тех пор прошло более
Спасибо, что вы с нами!
Спасибо, что вы с нами!
Спасибо, что вы с нами!
25.12.19 Общество
Читательская аудитория нашей газеты разнообразна не только по возрастному цензу, но и по вероисповеданию, наречию, и где – то даже своими политическими взглядами на все
Мы хотим жить на своей исторической родине
После материалов, вышедших в некоторых изданиях по завершению состоявшего X-го съезда чеченцев Дагестана, я еще раз убедилась в том, почему нас, журналистов, называют















«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
все шаблоны для dle на сайте dletop.com скачать