Мое единственное желание... » Нийсо-Дагестан
sitename
Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru
Видео
Свежий номер газеты


Мое единственное желание...
19.02.2020 50 0 niyso

Мое единственное желание...

Общество
В закладки
Как быстро летит время… Вот уже 76 лет прошло с того трагического дня для всех чеченцев и ингушей – 23 февраля 1944 года. В этот день почти полмиллиона человек были насильно, под дулами автоматов, выгнаны из своих родных домов и в скотских вагонах депортированы в Казахстан и Киргизию.В пути от голода и холода, обморожения погибли более полторы тысячи человек, не считая расстрелянных и заживо сожженных в населенных пунктах в день выселения. И сегодня, спустя 76 лет, все меньше и меньше остаются непосредственные свидетели этой чудовищной акции, проведенной руководством нашей страны против своего же народа. Одними из тех, кто сполна испил эту горькую чашу, и жители г. Хасавюрт – супруги Шовхалгери Шовхулбиевич и Сиванат Исхаджиевна Шахбазовы. Оба родились в с. Бонайаул Хасавюртовского района. Шовхалгери родился в 1932 году, а Сиванат – в 1933 году. 
Шовхалгери было около 9 лет, когда в мае 1941 года не стало его отца – Шовхулбия. Ну а на время выселения учился в 4 классе, не было полных 12 лет.
- Ваши, каким Вам запомнился этот трагический день выселения?
- Должен сказать, что, как только в селе, как в нашем, так и в других, где проживали чеченцы, появились военные, якобы, прибывшие на учения, - ходили слухи, мол, чеченцев выселят и т.д. («вай дохор ду боху»). Но никто не верил этим слухам.  Моя мама говорила: «Как можно выслать целый народ, который трудится на полях, отправляет теплые шерстяные варежки, носки, мясо, хлеб на фронт. И наши мужчины воюют  на фронтах. Такого быть не может. Но, к сожалению, правда оказалась куда страшней этих слухов. Всех мужчин собрали в местной школе, где продержали два дня. По дворам ходили вооруженные солдаты с переводчиком. А в нашей семье нас было пятеро человек. Моя  мама Совба, бабушка Айкат (мать отца), младшая (на 3 года) сестра Эзинат и самый младший братишка Шовхалмурз, который родился через несколько месяцев после смерти отца в 1941 году. На дорогу мама и бабушка взяли все самое необходимое из продуктов и теплой одежды. Нас на автомашинах повезли в г. Гудермес, где погрузили в скотский вагон. Помню, было очень холодно. Из разных щелей вагона продувало и женщины тряпками забивали эти щели. Ехали мы 19 дней. Бывало, когда железная дорога в какую-то сторону поворачивала, женщины начинали шептаться: «Мол, повернули обратно на Кавказ», - на что старики, находящиеся в вагонах, отвечали: «Не для того они нас поголовно выслали, чтобы повернуть на полпути обратно».
Где-то на десятый день в соседнем вагоне умерла тетя моей мамы. Ее бросили  прямо на снег и поезд двинулся дальше.
На 19-й день мы доехали до Акмолинской области, где нас выгрузили. Всех пропустили через баню. Через несколько часов сюда начали стягиваться люди на санях, запряженных лошадьми. Приехал и председатель, как потом мы узнали, колхоза «Новомарковка», располагавшегося за 100 км от областного центра. Помню только его фамилию – Жахин (украинец). Он в начале глядел на нас с опаской. Ведь про нас им говорили, что едут чеченцы-людоеды и т.д. А когда он увидел, как наши старики делают снегом омовение и молятся, он понял, что мы обычные люди.
До «Новомарковки» ехали двое суток. Там же председатель провел большое собрание в клубе, куда собрал всех местных жителей. Здесь жили казахи, русские и немцы. Жахин попросил собравшихся освободить для приезжих чеченцев по одной комнате в каждом доме. Он также развеял миф о том, что чеченцы – людоеды.
- Это такие же люди, как вы. Они мусульмане, а не людоеды, - сказал он.
Так мы стали жить совместно с ними в их домах. Они потихонечку стали к нам привыкать. Но уже к весне чеченцы начали строиться. К осени переехали в свои дома.
 В том же, 1944 году, умерла моя бабушка.
В колхозе «Новомарковка» возделывали пшеницу, развивалось животноводство -  КРС и МРС. Еще в первые же дни председатель колхоза поинтересовался у наших старших, у кого какие профессии. Кто-то на кузню пошел, кто-то плотником. В 12 лет я тоже пошел работать – пахал землю волами, зарабатывал себе на еду. Мама тоже работала в колхозе. Здесь же, в колхозе «Новомарковка», был и МТС, где ремонтировали сельхозтехнику. Были и трактора, которые тоже проводили пахоту. 
Когда мне исполнилось 15 лет, мама сказала мне: «Тебе уже 15 лет и ты уже взрослый, ты должен выучить намаз». Я выучил и ежедневно, пять раз в день молился. Наша семья потихонечку обзавелась коровой и овцами. В этом же (1947 году) умерла и моя мама. Мы остались одни с братишкой и сестрой. Из старших была одна тетя (мамина сестра), которая жила в одном километре от нас. Она и взяла нас к себе. От нее ходил я на работу. За сестрой и братишкой присматривала тетя. А я пас частных овец.
В 1949 году я женился, а было мне тогда 17 лет, а невесте  - 16. Теперь уже я пошел работать в МТС помощником тракториста. Тракторист Петренко учил меня всем тонкостям, был человеком очень строгим, но специалистом высокого класса. Он ежегодно занимал призовое место в колхозе по пахоте, научил меня ездить, заводить трактор, пахоте. Так мы стали передовиками производства. И вот 1 января 1952 г. меня отправили на трехмесячные курсы трактористов, по завершении которых  я стал работать трактористом самостоятельно. Стал хорошо зарабатывать. К этому времени уже работали в колхозе мои младшие сестра и братишка. Жизнь налаживалась…
Мне дали новенький трактор ДТ-54. И хотя мы стали жить в полном достатке и не было нехватки ни в чем, меня и мою семью никогда не покидала мысль о возвращении на Родину, в отцовский дом…
- Ваши, а как была встречена новость о кончине Сталина там, где Вы жили?
- Чеченцы радовались и не скрывали этого. Но были и такие, кто плакал, но только не чеченцы. После нескольких лет после смерти Сталина наш комендант сказал нам, депортированным: «Теперь вы свободно можете передвигаться куда хотите».
Где-то в  августе 1956 года поехали домой мой двоюродный брат Сайдахмад Гамзатов с отцом, наши односельчане Алвади (фамилию не помню), участник ВОВ и Селескар. Этих двоих – Алвади и Селескар – задержали еще на вокзале г. Хасавюрт милиционеры. Начали требовать, чтобы ехали обратно в Казахстан. Но отпустили с условием, чтобы не смели показываться в своих родных селах. А в ноябре приехали и мы. Я привез с Казахстана в контейнере две тонны пшеницы и сушеное мясо. Дом продали, обменяли скот на сушеное мясо, которое в первые дни, когда находились на квартире, нам очень пригодилось.
В ноябре приехали еще 10 семей, а дальше, после Указа,  уже начали приезжать целыми эшелонами.
- И как Вас приняла Малая Родина?
- Я думал, приедем домой и те, кто живет в наших домах, освободит их, и заживем мы, как и раньше. Ведь люди, живущие там, такие же мусульмане, как и мы. Но в ответ, вместо благодарности за то, что они прожили в наших домах, пользовались всем, что нами было нажито, встретили нас как врагов. Мало того, что не вернули нам наши дома, нас даже не впускали в наши села. Некоторые выкупили свои же дома, другие купили участки и построили новые дома. Но и на этом не закончились их мытарства. Их не прописывали в Бонайауле, не брали на работу, их детей не принимали в школу. Неужели они и после этого считают себя мусульманами?
Не знаю, увижу ли я восстановленным наш Ауховский район… Время идет, да и мне много лет. Но сегодня это мое единственное желание  - увидеть район восстановленным…
Шовхалгери Шовхулбиевич, после приезда из мест депортации, заселился в Заречной части г. Хасавюрт. И до выхода на пенсию работал оператором дизельного двигателя – обеспечивал жителей Заречной части электричеством.
Шовхалгери и Сиванат вырастили и воспитали 9 детей: Джамалди, Камалди, Асруди, Багавди, Сиражди, Ахмеда, Махмуда, Дженнет и Халида. Все имеют высшее и средне-специальное образования. По праздникам и знаменательным дням в доме родителей собираются дети, внуки (27) и правнуки (более 40). 
Мне очень хочется пожелать супругам Шовхалгери и Сиванат здоровья, бодрости духа и чтобы они еще долгие годы радовали своим присутствием детей, внуков и правнуков. И, конечно же, исполнения их главной мечты – восстановления исторической справедливости.

Автор: Ильмудин Соипов
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Горечь высылки
Горечь высылки
Горечь высылки
19.02.20 Общество
Село Юрт-Аух (Калининаул) Казбековского района расположено недалеко от города Хасавюрта. Оно очень красивое – весной и летом утопает в зелени. Рядом горы, есть и
Помогите найти человека!
Судьбы людские – это не всегда открытая книга или чистая анкета. В которой все однозначно ясно: от момента рождения и до завершения жизненного пути. Такая невыдуманная
«Что может быть роднее земли предков...?»
Февраль месяц полностью и число «23», в частности, для чеченцев старшего поколения и для тех, кто родился затем на чужбине – в степях Киргизии и в холодных снегах
Мы - не манкурты
Мы - не манкурты
Мы - не манкурты
20.02.19 Общество
Приближается одна из самых трагических дат в истории чеченского и ингушского народов – 23 февраля. В этот день 1944 года наши народы были высланы с родной земли в
МАМА
МАМА
МАМА
17.10.18 Общество
Мамы не стало. Она ушла тихо и незаметно. Можно сказать даже никто из домашних не услышал ее последнего вздоха. Только в доме сразу стало как-то неуютно.











«    Апрель 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
все шаблоны для dle на сайте dletop.com скачать