«…В родном доме хотя бы ночь…»

Геноцид ( от греческого — род, племя и латинского- убиваю) — форма массового насилия, который ООН определяет как действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу, как таковую.
Перечень способов для приведения в действие геноцида довольно-таки длинный. Но я остановлюсь на одном — это насильственное переселение, либо иное создание жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы. Именно этот способ и был применён в отношении чеченцев и ингушей в феврале 1944 года. Стоит добавить — с особой жестокостью и высшим цинизмом.

 

Дело в том, что прибывшие в Чечню и чеченские сёла Дагестана войска и отряды НКВД, под предлогом подготовки к предстоящим учениям, были приняты с кавказским гостеприимством, немало офицеров и солдат заселилось и в домах чеченцев. Хозяева их кормили вкусно, лучшие комнаты и постели — им. Ведь и их сыновья, братья тоже воевали на фронте. Откуда им было знать, что эти же «квартиранты» в день выселения направят своё оружие против тех, кто их приютил как родных. Немало стариков и женщин попытавшихся зайти в дома соседей и родственников, чтобы забрать больных и немошных, было расстреляно на месте. Многие не знали русского языка и команды «Стоять!», «Назад!», «Буду стрелять!», они не понимали.
Да, депортация проводилась крайне бесчеловечными и изуверскими методами. Ярким свидетельством тому является, теперь уже известный всему миру, факт сожжения в конюшне более 700 жителей высокогорного селения Хайбах Чечено-Ингушской АССР. За это злодеяние виновники не только не понесли наказание, а напротив, были поощрены, в подтверждение этому приведу тексты двух телеграмм. «Совершенно секретно» Наркому внутренних дел СССР тов. Л.П.Берия. Только для ваших глаз. Ввиду нетранспортабельности и в целях неукоснительного выполнения в срок операции «Горы» вынужден был ликвидировать более 700 жителей в местечке Хайбах. Полковник Гвишиании. Грозный. УВД». А вот ответная телеграмма: «За решительные действия в ходе выселения чеченцев в районе Хайбах, вы представлены к правительственной награде с повышением в звании. Поздравляю. Нарком внутренних дел СССР Л.Берия».
Только вдумайтесь, убийство ни в чём не повинных людей не только не каралось, а вызывало одобрение властей! Бесспорно, это было преступление против собственного народа, которое не знает аналога.
Погруженные в вагоны-скотовозки люди не получали сутками ни пищи, ни воды, ни медицинской помощи в пути. В переполненных вагонах начались массовые заболевания. Вспыхнул тиф, который скосил многих. Тела умерших на коротких остановках выгружали. Также по пути следования состав останавливался, заходили конвоиры, которые после проверок выгружали умерших. Тяжело приходилось матерям, из их рук вырывали бездыханные тела детей. Бывали случаи, когда матери прибегали к хитрости, чтобы не отдавать умерших уже детишек, они, убаюкивая, качали их на руках. Тела умерших оставались лежать в заснеженных степях на съедение хищникам. Ничего хорошего не ждало депортированных и на местах: ни в Казахстане, ни в Киргизии. Поселялись в школах, клубах, конюшнях. Кому повезло, селились в свободных комнатах местных жителей. Те, в свою очередь, делились последним куском хлеба с заселившимися семьями. Много переселенцев умерло в первый год выселения.
Мой отец, Абдулла Яхьяевич Соипов, участник финской и Великой Отечественной войны, в один день (зимой) похоронил в Казахстане отца и мать. Там же похоронены мои сестра (9 лет), четыре брата, которым было (5, 3, 2 и 1 год), сказывались климатические условия. Потом уже после смерти Сталина, отец с матерью в 1954 году перебрались в Киргизию. Там родились мой старший брат, я и моя младшая сестра.
Восемьдесят лет прошло со дня выселения чеченцев и ингушей, и 67 лет восстановлении Чечено-Ингушетии, что дало возможность чеченцам и ингушам, в том числе и чеченцам Дагестана, возвратиться на свою родину. Только чеченцы Дагестана и ингуши Пригородного района Северной Осетии до сих пор не могут войти в свои дома. Несмотря на Закон РСФСР от 26.04.1991г. «О реабилитации репрессированных народов», где сказано о том, что реабилитация репрессированных народов означает признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности. Кроме того, вышло и Постановление от 23 июля 1991 года «О практических мерах по выполнению решений съезда народных депутатов Дагестанской АССР и реализации Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», где в пункте 5 написано: «В целях полной реабилитации чеченцев-аккинцев, в том числе восстановления Ауховского района и исторических названий, входивших в его состав населённых пунктов, установить переходный период для решения следующих практических вопросов:
— восстановления Ауховского района…
— переселения лакского населения…
— определения порядка, размеров и механизма возмещения ущерба, причинённого репрессированным и насильственно переселённым народам и отдельным гражданам со стороны государства… и т. д.
Казалось бы, все необходимые законы и постановления для реализации мер по восстановлению Ауховского района есть. Тем более, что уже потрачено более 15-ти млрд.рублей на строительство домов, школ и других объектов соцкультбыта для лакского населения в «Новострое»!. Построено более 3,5 тыс. домов, в которых давно живут лакские семьи. А чеченцам возвращено чуть больше 600 домов и пустых земельных участков. Из домов пригодны для проживания около 5%, да и их нужно сносить. А ведь вернуть тоже должны были столько же, то есть- 3,5 тыс. домов. Но этого не сделано. Почему? Ответ прост. Все переселяющиеся в «Новострой» лакские семьи после себя в этих домах оставляют своих детей и родственников. Или же детей отправляют в новые дома в «Новострое», а сами остаются в чеченских домах. И попробуй их оттуда высели! Если так будут реализовывать программу переселения лакцев, то понадобиться ещё 150-200 лет.
Рождаются новые семьи, на каждую семью нужен дом… А государство не может обеспечивать все их семьи домами. А то, что дома эти получали и те, кому они не положены, а также отдельные семьи по 4-5 домов за оставляемый один дом, никого не волнует. Чеченцы, как ждали после возвращения из депортации возврата своих домов, так до сих пор и ждут. Как и восстановления Ауховского района и возврата населённым пунктам своих прежних названий. Хотя, были и единичные случаи, когда отдельные граждане по возвращении чеченцев из депортации, находили хозяев домов в которых они прожили 13-20 лет, возвращали их, просили у них прошения за то, что заселились в их дома не по своей воле. А использованное имущество, мебель, постель, огород, скотину, просили засчитать им, как халяль. Правда,так поступали богобоязненные мусульмане.
Исполняется 80 лет со дня самого чудовищного преступления против человечества. За это должны были понести наказание Сталин и его приспешники. Их сегодня нет в живых. Но живы те, кто мог бы всё исправить, наконец-то восстановить справедливость, но они всеми силами препятствуют этому. Дошло до того, что об этой проблеме в последнее время власти предпочитают и вовсе умалчивать. Не говоря уже о том, что в знак солидарности хотя бы выразить слова соболезнования чеченцам 23 февраля — в день страшного геноцида по отношению к ним.
Всё меньше и меньше остаётся тех, кто прошёл все круги ада и вернулся домой. Остальные покинули этот мир, не дождавшись возвращения в родные очаги.
Так ушли и мои родители. Как они мечтали провести в родном доме хотя бы одну ночь… Мой отец ещё в советские времена писал письма Генеральному секретарю ЦК КПСС, Председателю Президиума Верховного Совета СССР, Генеральному прокурору СССР с просьбой вернуть ему — участнику финской и ВОВ его дом, где он родился, где прошли его детство и юность, откуда он ушёл на фронт. Не думаю, что его письмо читали те, кому оно было адресовано. Потому что они их переадресовывали в начале в Обком КПСС Дагестана г. Махачкала, от туда — в Хасавюртовский райисполком. В конечном итоге, к нам приезжал работник КГБ из Хасавюрта и долго беседовал с отцом. На этом всё и заканчивалось.
Очень жаль, что в такой многонациональной республике нет ни одного народа, сочувствующего чеченцам, который бы нас поддерживал в желании скорейшего решения нашей проблемы. Зато немало тех, кто проживает в наших домах и своё переселение с гор, с портретами Сталина, под звуки зурны и барабанной дроби, в тёплые чеченские дома, с ещё не остывшими кастрюлями с едой и скотиной в сараях, сравнивают свой переезд в чужие дома с нашей трагедией. Их послушать — депортация чеченцев выглядит как лёгкая и приятная прогулка по Казахстану и Киргизии.
Поэтому я говорю: «Пусть никогда, ни один народ не испытает то, что пришлось испытать чеченцам. А те, кто так рьяно цепляется за чеченские дома — ответят в судный день перед Всевышним!»
Мира и добра всем !
Ильмади СОИПОВ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Согласны с условиями сайта?
Генерация пароля